There are no translations available.

Вот и к Файре пришел первый маленький успех. А дело было так.

 

Вчера мы были сразу на двух выставках. На Луче, клуб Кумир проводил моно риджей и региональнкую выставку, мы записались на обе.

Приехали в этот раз предусмотрительно примерно за час. Выполнили необходимые формальности, осмотрелись и растерялись. Совсем небольшой спортивный зал стадиона был до отказа набит людьми, собаками, клетками, столиками с товарами и столами для груминга. Чтобы пройти из одного конца зала в другой, надо было решительно протискивать свое и собачье тело, работая локтями и непрерывно извиняясь. Расположиться у своего ринга уже не было никакой возможности. Я боялась за Файру, за ее ноги в основном. Но обалдевшая от такой обстановки Файра, чувствовала себя вполне комфортно. Огромное количество воспитанных и добродушных собак вселило в нее дикий энтузиазм, и она  принялась решительно собирать микробы со всех собачьих морд и хвостов, пытаясь при первой возможности еще и поиграть. Кое-как отвоевав себе малюсенький кусочек скамейки перед рингом, я разделась и пыталась усадить у своих ног Файру, аккурат между здоровенным кобелем овчарки, двумя любопытными лабрадорскими девицами  и парой-тройкой риджбеков. Понятное дело, сидеть Фаюся не стала. К моему ужасу, к моменту нашего выхода в ринг, моя девочка настолько распалилась от интересного соседства и вообще от переполненной звуками и запахами выставки, что совсем потеряла голову и способность ориентироваться. Когда я сняла с нее поводок и ошейник, обменяв все это на ринговку с тонкой тесьмой ручки, то сразу почувствовала, что теряю управление. Не знаю, что почувствовала в тот момент Файра, наверное призрак свободы ей померещился, т.к. она непрерывно дергалась из стороны в сторону, от одной собачьей морды к другой. С трудом преодолев расстояние до ринга, протиснувшись сквозь строй участников и просто непонятно зачем лежащего у входа в ринг черного терьера, мы наконец  добрались до эксперта.

К этому времени, ошалевшая от восторга и любопытства Файра, стала окончательно неуправляемой. А в ринге была еще только одна скромная девочка, к которой и рванула сразу моя оторва. И тут же мы получили замечание от хендлера и просьбу не пугать ее собачку. Мне стало дико стыдно, от своего неумения справится с Файкой, и от осознания полной потери собственной координации. Где в этом ринге начало, где конец, где фотограф, а где публика я уже не видела. Что-то говорила судья, я ставила собаку в стойку, в которой она не простояла и 5 секунд. В соседнем ринге залаяли какие-то декоративные козявочки, и Файре срочно понадобилось выяснить в чем там дело.

После команды судьи к движению, Файра ломанула по кругу, натянув ринговку и увлекая меня за собой, и мы чуть не вылетели в другой ринг, к овчаркам, чудом не порвав ленту ограждения. Кое-как повернули и тут до Файры дошло, что она сюда не к собакам пришла, а я от нее все еще что-то хочу.  И тогда она стала весело запрыгивать на меня и хватать за руки. В общем, рысь мы не показали, мы показали галоп, показали целую прямую замечательных прыжков и поворотов, и еще показали зубы. Это было единственное, что мы показали правильно и по команде. А затем отправились на свое почетное второе место за деревянной медалью.

 

Настроение у меня было безнадежно испорчено. Очень обидно проиграть одной собаке. К тому же, я ее даже и не видела. Поэтому не могу судить, кто из них двоих был лучше, хотя бы на мой взгляд. Вот так прошла наша вторая монопородка.

 

Затем был большой перерыв. Файру увели в машину, накормили, напоили, погуляли и сказали спать. Но не тут то было, как можно спать, когда там такое!

Отсидев честно в машине свои полтора часа, мы отправились на вторую выставку. Когда пришли в зал, стало очевидно, что ринг задерживается и вероятно надолго. Но в машине сидеть уже было нельзя, т.к. могли бы пропустить свой выход. Побродив еще, туда-сюда, сквозь плотный строй черных терьеров и золотистых ретриверов, мы, наконец, приткнулись в угол к своим. Нас спасли от давки столик с грумером, а за ним уютно расположившиеся риджбеки, в клетках и без. Там уже Файка вела себя более скромно, к собакам почти не приставала, т.к. старшая сука в этом коллективе ей однозначно дала понять,  что игры тут неуместны. Попытавшись стянуть соленый огурец у  сидевших к нам спиной, перекусывающих собачников, Фаюся почти успокоилась, и лишь иногда, пристраивала голову в какую-нибудь вновь образовавшуюся дыру в пространстве из тел. Так мы провели еще около двух часов, задыхаясь в духоте, жаре и запахах. Иногда мы опять ходили сквозь строй в другой конец зала, чтобы отследить наш ринг.

 

И вот, наконец, моно РЧТ подходит к концу, объявлен  уже питомник-победитель, и я снимаю поводок и надеваю ринговку. Как-то так получилось, что в этот момент я почему-то осталась держать в руках пустой поводок, а Файра прошла в ринг и там остановилась. Когда мне показали, где моя собака, я решительно собралась упасть в обморок. К счастью, это не  получилось, и я полетела в ринг за ней. А там, уже выставлялся мальчик-щенок, и его заканчивала смотреть эксперт. Файра с достоинством стояла в ринге у самого входа и осмотру не мешала. Когда я наконец до нее добралась и вцепилась в ринговку, нас как раз попросили пройти.

 

Внутренне я была готова уже к любому позору. Но Файра, как всегда, меня удивила. Она устала. Устала веселиться и играть, и вспомнила наконец обо мне, и о наших с ней уроках. И не подкачала. Когда мы прошла в середину ринга и встали в стойку, Файра отлично показала зубы, и прикус и коренные, затем повиляла эксперту хвостом и спокойно дала ощупать себя и потрогать ридж. При этом она оставалась на месте все время осмотра, и мне не пришлось переставлять ее лапы. А затем, все опять как во сне, бег по кругу и моя собака бежит рядом, демонстрируя  свои   легкие движения. Нас просят пробежаться по прямой, и Файра, весело помахивая хвостом, с удовольствием демонстрирует правильный постав конечностей и все остальное, что оценивает эксперт при беге.

И Елена Владимировна Ерусалимская все это оценила и описала так, что я преисполнилась гордости, читая наш лист описания. Ей понравилось и то, что Файра дала себя спокойно осмотреть, она даже ее сама погладила и похвалила. А потом надо было опять встать в стойку и дать эксперту возможность продиктовать свои впечатления помощнику. Получилось так, что мы уже пришли на место, встали в стойку, а судья на нас все еще не смотрит, она отвлечена. И потянулись минуты. Может быть, их было 2, а может и пять, трудно сказать. Файра стоит в напряженной стойке, собрав на лбу складочки и навострив ушки, а я стою перед ней в не менее напряженной стойке, не решаясь достать кусочек из кармана, и жду, когда она сама подпрыгнет чтобы его достать. Но Файра не подвела в этот раз. Она выстояла и дождалась, пока на нее посмотрят, пока продиктуют описание и пока пригласят на сравнение мальчика. И только в конце осмотра из ее губ выскользнула и потянулась длиной тягучей вожжей, слюна ожидания.

 

И опять мы бежим, на этот раз вместе со щенком-мальчиком, и опять становимся в стойку, и я еще не соображаю до конца, что же произошло, как вижу протянутую ко мне руку эксперта, и нас поздравляют. Мы в сравнении выиграли у кобеля. УРА! А в описании кроме всего прочего хорошего, сказано, что Файра отличная яркая сука. Я очень рада.

 

1120002